Регистрация Войти
Вход на сайт
Выбор редакции
» » Светлана ПОДОЛЬ: «В перерыве матча сказали: «Ваш клуб ликвидирован постановлением губернатора»».


Светлана ПОДОЛЬ: «В перерыве матча сказали: «Ваш клуб ликвидирован постановлением губернатора»».

28-10-2020, 17:27
Автор: admin
Просмотров: 144
Комментариев: 0
Версия для печати


 

 

Источник: «Чемпионат».

Авторы: Мария Кузина, Марк Люлькунов

 

25 октября 2020, 12:30

 

«В перерыве матча сказали: «Ваш клуб ликвидирован». Никакая Лига чемпионов Рязани не нужна.

Одна в городе команда высшего уровня – и ту решили закрыть.

 

Что случилось?

 

Бюджетные деньги на футбол периодически заканчиваются. Сигналы бедствия из Владивостока, Саранска, Тамбова и других городов перестали удивлять. В эпоху пандемии субсидирование регионами спорта и вовсе упало. И для некоторых футбольных клубов это приговор.

 

Так получилось с одной из самых известных в России женских команд – «Рязань-ВДВ». 1 октября губернатор Рязанской области Николай Любимов подписал приказ о ликвидации клуба. Областной министр спорта Владислав Фролов мотивировал принятое решение так: «В год на женский футбол тратится около 42 млн рублей. Для сравнения отмечу, что на эти же деньги можно содержать два ФОКа, таких как в Спасске и в Кораблино, в которых в общей сложности тренируются около 700-800 детей».

 

Под задачу развития детского и юношеского спорта ликвидируют только взрослую команду. «Молодежка» сохранится и станет частью Спортивной школы олимпийского резерва «Олимпиец». Решение властей удивило многих: сочувственные посты в соцсетях опубликовали Евгений Савин, Ксения Коваленко, Роман Орещук. Даже РФС выпустил заявление, что «обеспокоен ситуацией».

 

Дело в скорости принятия решений и бэкграунде клуба. «Рязань-ВДВ» – долгожитель женской высшей лиги, ему 24 года. И один из самых титулованных клубов – выиграли два Кубка страны, четыре раза побеждали в чемпионате. Причём последний титул взяли в 2018 году. Команда участвовала в Лиге чемпионов, и это в принципе единственный клуб Рязани, который играет на таком уровне.

 

В этом сезоне после 10 туров «Рязань-ВДВ» шла на четвёртом месте, и вдруг свалилось решение: клуб закрывается. Самое странное, что о подписано оно 1 октября, клуб уведомили 11-го, в день матча с «Краснодаром».

 

Чиновники отказываются от комментариев

 

«Содержание клуба является для региона экономически нецелесообразным», – сказал на пресс-конференции министр спорта Владислав Фролов о ликвидации «Рязани-ВДВ». «Чемпионат» обратился за комментарием к депутату Татьяне Гусевой – она в прошлом регулярно высказывалась против трат на профессиональный спорт. Однако в приемной нам сообщили, что она не хочет высказываться на эту тему. Также мы обращались в мэрию Рязани. Там ответили, что «Рязань-ВДВ» к ним «никакого отношения не имеет», и посоветовали задать вопросы областному министерству спорта. Однако там предложили сделать запрос в министерство по делам территорий и информационной политике.

 

О том, что произошло, мы поговорили с директором клуба Светланой Подоль и футболисткой основного состава Екатериной Лариной.

 

Светлана Подоль – директор «Рязань-ВДВ». Эту должность она заняла в феврале 2018 года. До этого в сфере спорта Подоль не работала: по образованию она педагог и долгое время трудилась в Рязанском государственном университете. Футболом заинтересовалась благодаря младшему сыну.

 

В первый год работы Подоль «Рязань-ВДВ» выиграла чемпионат России. В 2019 году команда дошла до 1/16 финала Лиги чемпионов и финала Кубка России.

 

– Мне официально подписали кратковременный отпуск с 12 октября, по состоянию здоровья, — говорит она. — А 11-го числа у нас был матч с «Краснодаром». В ночь у меня самолет, и на матч я приехала с чемоданами. Там и узнала новость о ликвидации.

 

– Каким образом?

– От своего заместителя. К нему подошел наш куратор из министерства в перерыве матча и сказал: «Ваш клуб ликвидирован постановлением губернатора». Так, между делом. Мне лично, директору клуба, никто не сообщал.

 

В состоянии шока уехала в аэропорт, в голове крутились воспоминания. Основное – жеребьёвка Лиги чемпионов. Ты сидишь в Ньоне в зале, где проходит жеребьёвка мужских клубов, и на экране возникают логотипы команд из 1/16. Среди «Барселоны», «Лиона», «Манчестер Сити» и «Ювентуса» вдруг – «Рязань-ВДВ», город Рязань». Мурашки по коже, такая гордость за свой край и город! К нам подходили представители клубов и спрашивали: «А Рязань – это где?». Мы говорим: «Рядом с Москвой». То есть для многих иностранцев город Рязань ассоциируется именно с нашим клубом, с брендом «Рязань-ВДВ».

 

Наших девочек уже 20 с лишним лет называют «десантницами». Да «Рязань-ВДВ» – уже больше, чем бренд. Это самый долгоживущий на сегодня женский клуб. Есть еще «Звезда-2005» – у них титулов побольше, но мы существуем дольше. В прошлом году мы отмечали 20 лет с первого чемпионства, и с тех пор мы четыре раза выигрывали титул.

 

– Есть ли у клуба что-то, кроме государственных денег? Все заявления чиновников звучат так: «Рязань-ВДВ» получает 42 млн бюджетных средств и не зарабатывает. Хотя в партнерах значится, например, комбинат «Рязанский».

 

– Клубу помогает депутат областной Думы, директор агромолочного комбината «Рязанский» Станислав Подоль. Он вкладывает, сколько может вложить, свои личные средства. Эти деньги проходят официально через наш расчётный счет. Это было моим условием: никакого «черного нала». Я хочу, чтобы эти деньги были видны как вклад человека.

 

Помимо этих средств, не упоминалось, что мы зарабатывали последние два года в Лиге чемпионов. Участие в 1/16 финала предполагает выплату клубу со стороны УЕФА. В 2018 году мы получили порядка 4 миллионов, в прошлом сезоне – 5 с лишним. Я не знаю другого клуба в области, который столько заработал своими результатами. Я не говорю о продаже билетов или вложениях от физических лиц. Именно прямым назначением – игрой в футбол – мы заработали 5 млн рублей в прошлом году.

 

– Какой процент бюджета не от государства?

 

– С учетом того, что получаем мы и от Лиги чемпионов, то, наверно, получается в общей сумме примерно 15% внебюджетных средств. Плюс в этом году существует «Стратегия развития женского футбола-2030». Инициатором её создания был УЕФА, подключился РФС. В рамках «Стратегии» Министерство спорта РФ выделяет субсидию РФС, а он распределяет клубам. В этом году мы должны получить субсидию 11 с лишним млн рублей. Это приличная сумма, и мы расписывали, на какие нужды собираемся ее потратить.

 

На будущее субсидия тоже предусмотрена. На развитие женского футбола в рамках этой субсидии, поддержку молодежной команды. Вчера она закончила играть зональное первенство первого дивизиона. Молодежная команда у нас вообще никак дополнительно не финансируется. Там девочки все имеют статус любителей в основном. Они не получают зарплату, тренируются и играют из любви к футболу, можно сказать. На молодежный состав у нас ничего дополнительно не выделяется. Хотя в прошлом году мы вышли в финал первого дивизиона со своей молодежкой. То есть в своей зоне мы заняли 2 место, проиграли только «Чертаново», где сильнейшая в стране академия, и вышли в финал первого дивизиона. Девчонки играют не за страх, а за совесть, не получая никаких зарплат.

 

– Почему «Рязань-ВДВ» со всеми успехами вообще не собирает аудиторию? В среднем на матчах по 200-300 человек.

 

– А с чем сравнивать? Брать за пример посещаемость хоккейных и футбольных матчей? Нужно понимать, что такое стадион и что такое закрытый дворец спорта. Там комфортная температура, можно кофе попить за столиком, удобные кресла. И стадион без козырьков: светит солнце в глаза или льет дождь, неудобные пластиковые сиденья. Это специфика любых стадионов. А сейчас еще масса возможностей смотреть футбол. Молодёжь, к сожалению, предпочитает делать это дома. И мне многие пишут: «Мы будем смотреть по YouTube, на большом экране, усевшись в уютное кресло. Будем обсуждать, болеть». Сейчас у всех телевизоры с доступом к YouTube. А у нас очень хорошие трансляции матчей, благодаря РФС.

 

– Возможно ли вложить средства в стадион? Улучшить или вообще построить новый?

 

– Стадиона на нашем балансе вообще нет. Да и вообще инфраструктуры у клуба нет. Мы играем на арене Детской спортивной школы. Лигу чемпионов проводили на Центральном спортивном комплексе в Рязани.

Сами себе стадион построить не можем, а эти арены на балансе других организаций и отвечать за них я не могу.

 

– Но за соцсети же вы отвечаете. Там не то чтобы много подписчиков.

 

– У нас есть пресс-служба, и они этим занимаются. На это тоже нужны средства, чтобы заниматься продвижением в социальных сетях. И немалые. Есть профессиональное агентство, которое занимается продвижением, но всё это опять требует затрат. Наша позиция такая, что люди которые болеют за нас, — подпишутся. В «Инстаграме», кстати, у нас больше подписчиков, он, видимо, как-то популярнее среди молодежи. «Вконтакте» поменьше, но последние месяцы добавляются люди постоянно. Всё это нас радует, что процесс идет.

 

– «Рязань-ВДВ» – государственный проект. Какая у него социальная миссия?

 

– Социальная миссия клуба — привлечение девочек в футбол. Они даже приезжают из других регионов, чтобы попасть к нам. Плюс стараемся популяризировать женский футбол. Много звонков от родителей, которые хотят привести девочек в футбол именно на фоне наших успехов. Когда мы вышли в Лигу чемпионов, был шквал желающих записаться. Понятно, что не все остаются, кажется, что футбол – это очень романтично, хотя на самом деле это сложный вид спорта, контактный, постоянные травмы.

 

Сейчас мы – единственный клуб Рязани во всех видах спорта, который готовит футболисток для сборной России. В этом году у нас три девочки в сборной России-U15, в U17 – вратарь, в U19 – две футболистки и в U21 девочка. Плюс у нас в первой команде играют футболистки сборных России, Беларуси и Сербии. Это тоже важно для развития спорта в регионе.

 

– Как это влияет?

 

– Когда сюда приезжал «Лион», девчонки потом ещё минут сорок были на стадионе – к ним дети подбегали фотографироваться. С Венди Ренар, представляете! Вот я смотрела финал Лиги чемпионов с «Вольфсбургом», и она, красотка, там головой забивает. А у нас была на стадионе. Или Ада Хегерберг (первая обладательница женского «Золотого мяча» - прим. автора) та же. Они – легенды! Всё равно, что Криштиану Роналду приехал бы. Это разве не способствует развитию женского футбола и вообще спорта в Рязанской области? Ну не будет этого, и что? Ломать – не строить.

 

– Ещё в 2018 году глава региона Николай Любимов заявил, что «нужно сосредоточиться на массовом и детском спорте, так как бюджет области всё равно не сможет обеспечить достойное выступление клубов на высоком уровне». Сейчас министр спорта сказал: «На бюджет клуба можно содержать два ФОКа, а это более целесообразно». Получается, титулы «Рязань-ВДВ» – это не «высокий уровень»?

 

– Мне сложно ответить, что послужило причиной этого решения, это не наше право судить руководителя региона. Руководитель видит всё шире, и проблемы видит во многих отраслях. Соответственно, возникает необходимость оптимизации бюджетных средств. Решили, что оптимизировать нужно за счет нашего клуба.

 

Но мы не просто спортивная организация, а многократные чемпионы России. Хотя играть на уровне высших дивизионов довольно сложно. Нужно время, чтобы создать боеспособную команду, недостаточно просто привезти отовсюду игроков. И тем печальнее нынешняя ситуация. Поэтому мы просим область найти компромисс. Я знаю, что РФС тоже этим озабочен.

 

– А как вам в принципе кажется: разумнее содержать два ФОКа или один профессиональный клуб?

 

– Профессиональный спорт в нашей стране - дотационный. Просто, когда речь идет о командном виде, эти деньги сразу видны. Условно: 40 млн сразу выделяется на команду. Но есть много индивидуальных видов, где спортсменов уровня сборных финансирует областной бюджет. И тоже ведь выделяются значительные средства.

 

В конечном итоге решают руководитель или министерство, на что потратить деньги. Раз человеку доверяют, он решает, потратить туда или потратить сюда. Обсуждать это бессмысленно. Считается, что выгоднее содержать ФОКи, значит, так.

 

– Может ли «Рязань-ВДВ» стать частным клубом? Например, перейти к тому же агромолкомбинату?

 

– Я не знаю в России полностью частных клубов, если это не «Газпром» какой-нибудь.

 

– Есть «Краснодар».

 

– Ну да, или такие олигархи, как Галицкий. То есть люди с очень большим капиталом и при этом фанаты. Когда я была в Краснодаре у них на стадионе, поняла, что этот человек заслуживает не просто восхищения, а поклонения, в своём отношении к футболу.

 

Но таких - единицы. В любом клубе доля госфинансирования присутствует, невозможно без этого. В нашем случае нет таких бизнес-структур, которые полностью взяли бы клуб. Другое дело, что можно создать попечительский совет, например, в который войдут несколько крупных бизнесменов и будут помогать.

 

Но, как показывает история, такие клубы недолговечны. Стабильность может дать только бюджетное финансирование. Сколько процентов от бюджета – другой вопрос. Возможно, 60% бюджетного финансирования и частного – 40%. Но бюджетное финансирование должно присутствовать, чтобы клуб существовал.

 

Частные клубы сильно зависят от личности. Сегодня бизнесмену интересно содержать клуб, а завтра изменилась конъюнктура рынка или проблемы в бизнесе – он его закрывает. Это - шаткая ситуация.

 

– Звучит нелогично: вы говорите, что стабильность дают бюджетные средства, а частные – шаткая конструкция. При этом сейчас с «Рязанью» происходит наоборот.

 

– В государственном учреждении ты зависим от руководства, региона, минспорта. Но, всё-таки, мы существуем 20 с лишним лет. Как государственная структура – поменьше. Можно привести пример «Зоркого», других женских команд, которые распались, когда возникли проблемы у владельцев. Без бюджетного финансирования сложно, но я согласна, что и это не гарантирует длительного существования. В любой момент в бюджете может не хватить денег и примут решение закрыть бюджетное учреждение.

 

– Профессиональный спорт в России возможен без бюджетных средств?

 

– Вряд ли, в масштабе такой огромной страны. Посмотрите: биатлон, лыжи, да любой вид спорта – везде задействован центр спортивной подготовки, который финансируется государством. Да, есть спонсоры. Но их ищет федерация, а не сам спортсмен. На самоокупаемости спорт высших достижений существовать не может.

 

А без команды мастеров детский спорт не имеет перспектив для развития. Куда детям идти развиваться, к чему стремиться? Дети из региона будут уезжать туда, где как раз есть профессиональный клуб.

 

– При этом, одна из претензий к клубу у депутата облдумы Татьяны Гусевой, что в команде мало доморощенных футболисток. Только две девчонки из Рязани или области, зато есть две сербки.

 

– У нас сейчас - четыре девочки из Рязани, а молодежка вся состоит из рязанских, кроме одной девочки, которая приехала из другого города.

 

Что касается легионеров, в любом клубе Суперлиги или Премьер-лиги они играют. Это обычное дело, потому что клуб такого уровня не наберет спортсменов в России. Это очень сложно, особенно в женском футболе. Если играть по первой-второй лигам, еще возможно обойтись воспитанницами.

 

– То есть, исключительно местными девчонками можно играть без высоких целей?

 

– Только любительской командой? Конечно. В профессиональной команде всегда есть легионеры. Возьмите мужской футбол: там даже лимит на легионеров какой жесткий, люди еще возмущаются, просят снять лимит. Пусть одни легионеры играют – качество футбола поднимется. Легионеры способствуют росту девчонок. Везде своя школа футбола, и это идет на пользу. Почему мы должны вариться в своем соку? Если мы хотим развиваться, нужно привлекать сильных футболисток. Причем это тоже сложный процесс, попробуйте сюда привезти легионера.

 

– Депутат возразит, что и не надо их привозить.

 

– Если мы не хотим развития, ладно. Если хотим двигаться вперед, привозить надо.

 

– Какой у вас сейчас план?

 

– Будем искать какие-то источники финансирования, потому что на пресс-конференции прозвучала фраза: если будет сколько-то процентов финансирования вне бюджета, может быть, мы вернемся к вопросу о сохранении клуба. Попробуем в этом направлении двигаться. И плюс поддержка со стороны болельщиков и РФС немножко изменит угол зрения руководителей региона. Ведь руководитель такого уровня не может вникнуть в каждую деталь, и под каким углом зрения он видел вчера, завтра, он, может, посмотрит под другим. Будем ждать и верить, что это не последний сезон для нас.

 

Екатерина Ларина – футболистка «Рязань-ВДВ». Играла за «Енисей», белорусский клуб «Бобруйчанка» и «Кубаночку». В «Рязань-ВДВ» пришла в 2019 году, в начале прошлого сезона Екатерина получила травму – разрыв передней крестообразной связки. Сейчас футболистка восстановилась и продолжает играть.

 

– Мы узнали о закрытии клуба 12 октября в 5 часов вечера случайно через интернет. Меня смутило, что раз уж приняли решение убирать клуб в конце сезона, неправильно обьявлять это, когда мы ещё не доиграли шесть игр. Это морально бьет по игрокам.

 

На следующий день нас собрало руководство клуба, мы обсудили, что как профессионалы должны делать свое дело. Они будут всё решать, а наше дело играть и тренироваться, тем более что сейчас мотивации еще больше результатом постараться повлиять на это решение.

 

Причины закрытия мы тоже не понимаем. Ладно бы, клуб только появился. Говорят, закрывают ради манежа или ФОКов. Есть даже информация, что в хоккейном клубе видеоповторов нет, а им на следующий год эта технология требуется.

 

Я понимаю, что клуб – финансовая нагрузка на город, но можно собраться, найти альтернативу. Будем верить до последнего, что что-то изменится, подключится РФС. К тому же сейчас идёт ребрендинг чемпионата нашего, и женский футбол сейчас начали развивать, соответственно нелогично убирать клуб с историей. Надеемся на РФС и губернатора Николая Любимова, что пересмотрят это решение. А мы постараемся результатом подчеркнуть, что решение было поспешным.

 

Даже после чемпионства в 2018 году клуб не просил увеличить бюджет. Мы тоже не просим больше за наши заслуги, просто хотим играть.

 

У нас популяризация женского футбола очень хромает, но, благо, люди этим занимаются. В Америке болельщики нереально ходят на футбол, покупают билеты, есть трансляции. У них уровень боления высокий, у нас такого нет. Но нужно не убивать, а искать альтернативу.

 

Мы – лицо города. Не знаю, какие сейчас результаты у [мужского] ФК «Рязань», но выше пятого места во второй лиге они не поднимались (на самом деле, не раз были призерами зонального турнира, даже несколько лет назад – три раза за 4 года – прим. автора). Если бы они играли в ФНЛ, то я бы еще понимала разницу между Высшей лигой женского клуба и ФНЛ. Но «Рязань» играет по второй лиге, а мы – в Премьер-лиге (точнее, с этого года – в Суперлиге – прим. автора). У нас есть результаты, мы участвуем в Лиге чемпионов. Детям нужен реальный пример, а на «Рязань-ВДВ» и девочки, и мальчики могут ориентироваться.

 

Новый клуб я пока не ищу, здесь недосказано многое. Как только будет официально объявлено о закрытии директором, начнем искать варианты. В данный момент я играю за «Рязань», принадлежу «Рязани», и о других клубах даже речи не идет.


скачать dle 10.6оптимизация и продвижение сайта
<
Рейтинг статьи:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.